Женщина-Дитя (mysh) wrote,
Женщина-Дитя
mysh

Эльза Шарлемань, ч. 2

Довольно! Я была самая послушная в городе. Верила всему. И чем это кончилось? ... Не хочу! Хочу все видеть, все слышать, все чувствовать. Вот вам! Хочу быть счастливой! Вот вам!


Эльза рисует цветы на стенах, а в Городе готовятся к общему празднику. Но ради "почетной обязанности подготовить праздничные транспаранты, праздничные напитки и угощение, а также атмосферу" приходится отвлечься и нарисовать плакат с Драконом. Слова к нему придумывают другие. Слова отвлекают от мерзкой картинки. Эльза переглядывается с отцом. Сегодня Дракон расскажет, как он будет выбирать себе новую невесту.

На собрании "Детей Дракона" эта мерзавка Агнесс подсидела Эльзу и стала секретарем партии! Разом пропали надежды на то, что от партийных дел удастся отделаться малой кровью. Но потом Агнесс просит Эльзу подписать бумагу о помиловании ее отца, и та, ощущая в себе силы ответить на зло злом, говорит: "Я, пожалуй, подумаю".

Усилиями отца ситуация с выборами кандидатки в невесты от гильдии патовая - четыре голоса за Эльзу, четыре - за Матильду Бирон. Решающий голос остается за Лукасом Фишером, ухажером Эльзы. Но когда он делает свой выбор, то перестает для нее существовать.

Лаура, дорогая Лаура спасает Эльзу, вытаскивает из самой пасти Дракона. И позже она яростно шепчет: "Ты что же, дура?! Зачем, ну зачем ты пошла в кандидатки?" И Эльза в ответ, привычно заменяя одни слова другими: "Ты что, всерьез считаешь, что я хотела там быть? Ты думаешь, что я считаю себя достойной такой чести?"

В гильдии Юлий Сиил просит у Эльзы прощения, и та спрашивает его: "Злопамятность - это хорошо или плохо?" Но ей не нужно ждать его ответа, она сама все знает и бежит искать Агнесс. Ей и так тяжело - она-то осталась в кандидатках - и Эльза подпишет, все подпишет, потому что нельзя, чтобы Агнесс сейчас еще и отца потеряла.

Но до последнего собрания Эльза не успевает. Черная Голова манит ее, сажает к себе, шепчет на ушко: "Ты, наверное, считаешь себя лучше других? Живешь всю жизнь у отца за пазухой, настоящего зла не видела. Хочешь еще ребенком побыть?" "Да! Да, хочу быть ребенком," - и Дракон отпускает ее, и Эльза прячется за отца и с ужасом видит, как Агнесс отдает собранные подписи. Рината Вебер потом говорит Эльзе: "Никогда не лги Черной Голове". Эльза думает: "Ей-то что? Зачем она говорит мне это?", но вслух отвечает: "Спасибо. Лаура мне это уже сказала".

Красная Голова хочет песен, и Эльза, Ванесса Сторм, Франциска Ребер и Виктория Витт поют - сначала в гулкой и пустой ратуше, потом самому:
Принцессы лыком шиты.
Злодеям не до них.
И коль искать защиты,
Так от себя самих.
Ступай же мимо, конный.
В том нет твоей вины,
Что нам нужны драконы,
Которым мы верны.

Дознаватель наутро ждет этот текст в письменном виде, но Дракону, кажется, понравилось. Он не жжет и не пытает, он отпускает домой.

В архивах работа кипит всю ночь. Наконец, Эльза остается наедине с отцом. Вместе они разбирают обрывки бумаг. Какие-то кусочки складываются и манят продолжать. Дверь заперта плотно. "Папа, знаешь, когда стоишь перед Драконом, когда его боишься, юлишь, трясешься, такой тварью себя чувствуешь, словно в землю врастаешь. Не хочу я больше выворачиваться". Все бумаги они забирают с собой. По дороге Эльза видит Лауру - та бледна, как тень - и показывает ей цветы на стенах. "Будет плохо, приходи завтра. Рисунки помогают. Забываешь о мерзости".

На крыльце отец встречает друга. "Какая милая барышня," - говорит он. "Дочка моя," - улыбается отец. Эльза было оставляет их наедине, но у самого дома оборачивается, смеется и кричит: "Мне очень нравится это слово - барышня!"

К восьми часам утра Эльза разобрала почти все, и голова у нее идет кругом. Она пытается понять, что делать, не понимает, отчаивается было, но продолжает надеяться. Крематорий был не всегда, грядет Спаситель, Дракона можно убить, и она знает как. Через час она встает. Вместе с отцом они отбирают самые важные документы и прячут их. Остальное можно показать гильдии.

Рината внезапно предлагает Эльзе поспать в ее комнате: "Там тебя никто не побеспокоит". "Что это с ней?" - Эльза не может понять. - "Почему она иногда бывает столь человечной?" Но вместо этого приходится по партийному заданию беседовать с Дитером Швертом. Эльзе омерзительно происходящее, при первой же возможности она бросает напарницу и прячется за работой в гильдии. Вместе с Мартином Фоером они разбирают новые бумаги. Мартин голосовал не за нее, он не хотел, чтобы Эльза была в числе кандидаток в невесты. От этого почему-то легче на душе.

Дракон собрал всех на площади. Какое-то существо из Топей обличает его, кричит, что все жители Города умрут в новом Крематории. "Ну что, верите ему?" - спрашивает Черная Голова. - "Поднимите руку, кто считает, что это - правда". Страшно. Эльза думает - нет, разобрав все архивы, Эльза знает, что все так. Поднимает руку Рината. "Не лги Черной Голове". "Не хочу выворачиваться". Эльза поднимает руку и краем глаза видит, что Мартин - тоже.

Ее наказание за правду - сходить в Топи, посмотреть, как там живется. Мартин шепчет: "Как пойдешь в Топи, повяжи ленту и скажи, что от Контрабандиста. Тебя не должны тронуть". Сам он лишится руки. Эльза отдает ему все описания амулетов, показывает все бумаги, что она нашла ночью в архивах.

Эльза говорит: "Ты знаешь, иногда мне кажется, что Крематорий - это единственный выход, единственный способ уйти от Дракона. Вот ты есть, а вот тебя нет. И больше он над тобой не властен". Мартин говорит: "Эльза, ты мне очень нравишься. Пожалуйста, не говори так больше про Крематорий - обещай мне, что не пойдешь туда сама. И не ходи в Топи. Просто скажи Ринате, что ходила, а сама не ходи". Эльза говорит: "Хорошо, ради тебя я забуду про Крематорий. Но в Топи я пойду. Я хочу выйти из партии и не могу солгать Ринате. Она никогда не лжет, и я не буду. Я вернусь. Ты просто верь в лучшее. В гильдии еще много пустых стен, да и ты от меня теперь так просто не отделаешься".

В Топях очень страшно. Эльза одна, и кто-то (что-то?) больно ранит ей руку. Внезапно она слышит голос - Ванесса Сторм тоже находится в Топях. Она помогает Эльзе выбраться. Нужно скорее вылечить рану, а потом рассказать Лауре, что с ее сестрой все в порядке.

Эльза идет к Ринате. О, как она швырнет ей партийную повязку и знак истинного горожанина, как она расскажет ей о своем презрении к этим бессмысленным побрякушкам! Эльза открывает дверь и видит, что в комнате сидит Черный. Воздух из легких выходит, как из лопнувшего шарика. Эльза шепчет: "Я, пожалуй, попозже зайду", но понимает, что попозже не получится. Говорит: "Я сходила в Топи". "Зачем вернулась?" - спрашивает Рината.
"А там так же плохо, как и тут. И еще вот это тебе хотела отдать".
"И знак тоже? Ну-ну. Нет, пусть лучше у тебя полежит. Поразмысли еще".
Черный смотрит насмешливо и зло, и Эльзе хочется оказаться где угодно, только не здесь.
"Ты мне вчера сказала, кажется, что ребенком побыть хочешь. А сегодня вдруг стала взрослые поступки совершать. Правду вдруг стала говорить. Ты же знаешь, дети взрослых поступков не делают. Так ты кто? Может, взрослая уже? Тогда готовься ответственность за свои решения нести, боль терпеть. Ну что, кем будешь?"
Никогда и никого Эльза так не ненавидела, как Черного в тот момент.
"Ребенком".
"Ну тогда беги, играй. Но помни: дети взрослых поступков не делают. И вот еще что: как надумаешь взрослой стать, так не забудь мне рассказать. Не забудешь?"
"Не забуду".
Но уже у самых дверей Черный снова останавливает ее.
"А то смотри, вот у меня меч в руках. Им меня Герой пытался убить. Тебе, небось, жалко Героя. Так на, возьми меч, вот я тебе его прямо в руки даю. Возьми меч и убей меня. Конечно, еще две головы останутся, но вдруг тебе повезет. Может, Город освободишь, может, сама Драконом станешь. Как тебе это понравится? Возьмешь меч?"
И тут внутри у Эльзы что-то рвется и лопается. Ей все равно, что она сама раньше читала в архивах, что просто так Дракона не убить. Она ничего не видит, только Черного, она хватает меч и бьет его - раз, другой, третий. Кричит: "Ну почему же ты не умираешь? Почему ты нас мучаешь?" А Черный только смеется...
Эльза бежит, не видя дороги. Повязка и знак жгут ей руки, и она отбрасывает их, не глядя куда.

Дракон улетел, и твари с Топей согнали горожан в ратушу, как стадо. Эльза стоит рядом с отцом и Мартином, ее трясет. У нее совсем не осталось ни надежд, ни иллюзий: за Городом выхода нет, там еще хуже. Но тогда же она понимает, что ни этим гадам, ни Дракону она больше не отдаст своих радостных воспоминаний. Ей все равно, что она ничего не помнит о своем прошлом. Она в ответе лишь за свое настоящее. Важно только здесь и сейчас. Как полчаса назад говорил Клем, важно оставаться человеком. Важно не позволять себе творить зло.

Дракон вернулся и объявил общее пиршество. Втроем - Эльза, ее отец и Мартин - они берут с собой немного еды и уходят домой. Они сидят в темноте, пьют чай и беседуют. Разговор идет по кругу: нет выхода за Городом, нет выхода в том, чтобы убить Дракона. Эльза снова и снова повторяет, что ей кажется, что единственный выход - жить правильно и сгореть в Крематории. Ее не слушают, но она все равно рада - рада, что последние часы жизни она провела как человек, рада, что она была вместе с любимыми.

А потом будет яркий свет и долгий путь наверх.
Tags: отчёты с игр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments